Хмельницкий

Как разведчик с Хмельнитчины завоевал любовь и сейчас борется за зрение

Несмотря на тяжелые травмы, боец не теряет веры в то, что современные технологии еще позволят ему видеть

29 сентября 2016, 16:57

Как разведчик с Хмельнитчины завоевал любовь и сейчас борется за зрение

Елена Болтвина и Александр Дарморос знакомы с детства: жили в одном селе, дружили. Когда выросли, как это часто бывает, жизненные тропинки разбежались. У обоих появились свои семьи, родились дети. Снова встретились уже через года.

Рядом с ними не чувствуешь скованности и стеснения. Они приветливы и улыбаются людям и жизни. "Нас много кто видел - мы же праздновали свадьбу в киевском госпитале, - рассказывает Елена, - Все думали, что мы из Донбасса, а мы вот Дунаевецкие."

"Служить в армии мечтал с детства, поэтому, когда получил повестку перед Новым годом – не отказался. Да и долг призывал," - признается Саша. Родители не знали, что он на "передке": боец объясняет, что не хотел, чтобы мать не спала ночами, потому "немного согрешил" – говорил, что его полк отправляет на передовую только контрактников.

Однако мать Александра – Леонтина – говорит, что как чувствовала беду, хотя сын говорил, что сам не в АТО, а только учит и готовит ребят.

За два дня до приказа о демобилизации боец 8-го отдельного полка спецназначения Алесандр Дарморос с собратьями шел на боевое задание недалеко от Попасной. Все произошло мгновенно.

"Взрыв и - все. Мина серьезная. Если бы она стояла правильно, полегла бы целая группа, а так вся взрывная волна ушла в землю. Слава богу, больше из ребят никто не пострадал. Был при памяти. Помню, что подбежали ребята, начали оказывать медицинскую помощь", - рассказывает Александр.

Про долю, кохання, світло та темряву Олександра дармороса - фото 2

В военном госпитале вместе с Александром постоянно его жена Елена. Теперь, когда самое тяжелое позади, она вспоминает: "Думаю, пошли на задание, телефон не взял. Придет и отзвонится. И так жду всю ночь. Спрашиваю сама себя: или он живой или неживой? Мое далекое чувство говорит – да, Лена, он жив."

Через взрыв Дарморос потерял ступню, очень сильно досталось глазам. "Когда я ехала к Саше, то всякие мысли лезли в голову. Не верилось, что он ослепнет. Двенадцать часов шла операция, но тщетно", - рассказывает Елена.

Про долю, кохання, світло та темряву Олександра Дармороса - фото 3

По словам врачей, у мужчины тяжелая травма обеих глаз. Левое точно не будет видеть, правое, согласно данным компьютерной томографии, сохранивло какие-то остатки глазного яблока, нерв остался цел. С учетом нынешнего развития технологии, шансы его оживить не стоит исключать, однако будет ли реакция нерва сейчас после заживления всех ран  никто сказать не может.

Доченьке Катюше мама пыталась объяснить, что ее папа не такой, какой был раньше, потому что лицо изменилось, но ребенок слушать не хотела: "Я хочу увидеть папу," — настаивала дочь. В искалеченного же Александра "переворачивалось сердце от тревоги. "Не хочу быть обузой для тебя", – говорил Елене, и убедила, что сама не будет счастливой без него. Чтобы никаких сомнений не оставалось, решила, не теряя времени, официально зарегистрировать брак.

Пятого мая Александр и Елена стали супружеской парой, а вскоре и обвенчались в киевском храме. Сам Саша настроил себя на то, что когда-нибудь сможет увидеть этот мир. "Меня ничего не беспокоит, кроме зрения. Покажемся еще за границей. Возможно, и выкарабкаемся" - говорит он.

После общения с американскими офтальмологами у него появилась надежда. Сейчас супруги почти месяц находится в Америке. Идут консультации, возможно, будет пластическая операция. На все надо денег. "Катюшу оставили в селе, но ребенок шоколадки не ест – собирает деньги для отца", - рассказывает сестра бойца Татьяна.

Про долю, кохання, світло та темряву Олександра Дармороса - фото 4

Приватбанк 4149 4978 1913 6229 Дарморос Л. П. - отец.

Фото из свободных источников

 

Больше о событиях в Хмельницкой области читайте на Depo.Хмельницкий

Loading...
Loading...